Об исполнителях:


Студия гитары Кирилла Волжанина «Тихая музыка»


Афиша:

Концерты | Гитарный sand-art мюзикл
«Ручьи, где плещется форель»


Гитарный sand-art мюзикл по новелле Константина Паустовского
«Ручьи, где плещется форель»

Совместно со Студией гитары Кирилла Волжанина «Тихая музыка»
В рамках абонемента № 6 «Воскресный вечер
с романтической гитарой» Москонцерта

16 октября 2016 года, воскресенье, 17:00
Зеркальный зал на Пушечной

(ул. Пушечная, д. 4, стр. 2, метро Кузнецкий мост, Лубянка)


Лилия Чистина (sand-art, рисование песком)
Катерина Кофтун (хореография фламенко, перкуссия)
Константин Кинст (вокал, гитара, художественное слово)
Кирилл Волжанин (гитара)
Владимир Павлов (бас-гитара, виолончель)
Кирилл Россолимо (перкуссия, кахон)


В программе:

Сочинения Константина Кинста, Кирилла Волжанина


Что такое Гитарный Sand-art мюзикл? Это чарующее своей мягкостью и проникновенностью, насыщенное музыкальное и анимационное действо, сочетающее в себе захватывающий сюжет, романтическую гитарную музыку, сопровождаемую изысканными мелодиями, лирическими песнями, танцами и динамичными рисунками цветным песком, транслируемыми на большом экране!

Это явление уникальное, неординарное, впервые в песочной анимации столь объемное и длительное по времени, не отпускающее ни на минуту, обращая нас, словно в детстве, в волшебство, в сказку…

Образы, рожденные на песке талантливой художницей Лилией Чистиной, романтические песни Константина Кинста, завораживающая гитарная музыка Кирилла Волжанина, текущая, словно ручей, сквозь весь спектакль, придающая особый оттенок мюзиклу, фламенко-перкуссия Кирилла Россолимо и, конечно же, проникновенная драма Константина Георгиевича Паустовского, — всё это создаёт уникальный перформанс, синтез, который с первых тактов захватывает внимание зрителя и не отпускает до самого финала.

Двое друзей-музыкантов, – певец и автор песен Константин Минифаев, более известный как Кинст и гитарист Кирилл Волжанин создали музыкально-поэтический спектакль по новелле «Ручьи, где плещется форель» Константина Паустовского. Любовная классическая драма, происходящая на фоне событий 1812 года, когда мужчины ещё были способны на неординарные и отважные решения не только на поле битвы, но и в любви к женщине!






Марлен Дитрих в книге «Размышления» так писала о своей встрече с Паустовским: ...Однажды я прочитала рассказ «Телеграмма» Паустовского. (Это была книга, где рядом с русским текстом шел его английский перевод.) Он произвел на меня такое впечатление, что ни рассказ, ни имя писателя, о котором никогда не слышала, я уже не могла забыть. Мне не удавалось разыскать другие книги этого удивительного писателя.

Когда я приехала на гастроли в Россию, то в московском аэропорту спросила о Паустовском. Тут собрались сотни журналистов, они не задавали глупых вопросов, которыми мне обычно досаждали в других странах. Их вопросы были очень интересными. Наша беседа продолжалась больше часа. Когда мы подъезжали к моему отелю, я уже все знала о Паустовском. Он в то время был болен, лежал в больнице. Позже я прочитала оба тома «Повести о жизни» и была опьянена его прозой.

Мы выступали для писателей, художников, артистов, часто бывало даже по четыре представления в день. И вот в один из таких дней, готовясь к выступлению, Берт Бакарак и я находились за кулисами. К нам пришла моя очаровательная переводчица Нора и сказала, что Паустовский в зале. Но этого не могло быть, мне ведь известно, что он в больнице с сердечным приступом, так мне сказали в аэропорту в тот день, когда я прилетела. Я возразила: «Это невозможно!» Нора уверяла: «Да, он здесь вместе со своей женой».

Представление прошло хорошо. Но никогда нельзя этого предвидеть, – когда особенно стараешься, чаще всего не достигаешь желаемого. По окончании шоу меня попросили остаться на сцене. И вдруг по ступенькам поднялся Паустовский. Я была так потрясена его присутствием, что, будучи не в состоянии вымолвить по-русски ни слова, не нашла иного способа высказать ему свое восхищение, кроме как опуститься перед ним на колени.Волнуясь о его здоровье, я хотела, чтобы он тотчас же вернулся в больницу. Но его жена успокоила меня: «Так будет лучше для него». Больших усилий стоило ему прийти, чтобы увидеть меня.

Он вскоре умер. У меня остались его книги и воспоминания о нем. Он писал романтично, но просто, без прикрас. Я не уверена, что он известен в Америке, но однажды его «откроют». В своих описаниях он напоминает Гамсуна. Он – лучший из тех русских писателей, кого я знаю. Я встретила его слишком поздно.




<< назад

© 2018 GALACTMUSIC.RU